Н.Д. Кликунов (klikunov_nd) wrote,
Н.Д. Кликунов
klikunov_nd

Интервью газете "Аргументы и факты"

Экономика должна быть…
(а для этого нужно научиться считать)
«У нас была плановая  экономика, в которой статистика была «заточена» под физические показатели. Теперь система стала рыночной,  но статистику не реформировали и она до сих пор у нас считает не деньги, а «физику». Если государство может потерять до миллиона человек при выплате пособий, что мы можем говорить о расчёте средних показателей? Неразвитость налоговой системы, системы социального обеспечения,  статистической системы говорит о том, что мы плохо знаем страну, в которой живём. Иногда это выгодно, иногда это безалаберность, неумение работать или недостаток квалификации. Иногда и то, и другое», - считает кандидат экономических наук Николай КЛИКУНОВ.
«АиФ-Курск» узнал, можно ли верить данным о средней заработной плате, для чего нужна потребительская корзина, и стоит ли бояться «постолимпиадного» будущего.

«Мы плохо знаем свою страну»
- Николай Дмитриевич, по данным Курскстата, среднемесячная заработная плата курян за ноябрь 2013 года составила 21, 7 тыс. рублей. Этим цифрам мало кто доверяет. А Вы доверяете?
- Нет, не доверяю. Этот показатель завышен. Хотя «наивная» социология здесь не работает. Люди смотрят друг на друга: у меня нет 21 тысяч, у моих знакомых тоже нет. И возникает мысль, что если ни у меня, ни у них нет такой зарплаты, то её вообще ни у кого нет. Это неправильно. Потому что у кого-то есть и 21, и 100, и 200, и 300 тысяч (посмотрите на зарплату ректоров курских вузов или доходы главврачей). Но этих людей нет в нашем окружении. Поэтому мерить по себе неправильно.
Но и средние показатели всегда очень лукавы. Здесь есть два фактора. Есть прямые подтасовки средних показателей: общая распространённая практика, когда при подаче данных в статистические органы для «красивой картинки»  занижается общее количество работников. При желании это всё можно проверить, но никто, к сожалению, этим особенно не заинтересован.  А второе: когда мы говорим о средней зарплате, надо, конечно учитывать разброс. Если вы зарабатываете 10 тысяч рублей, а я 12, то наш средний заработок будет  11 тысяч рублей. Но если рядом с нами есть человек, который будет зарабатывать 100 тысяч рублей, то средняя зарплата будет больше 40 тысяч рублей.
Если есть такие лица, выделяющиеся из общей массы (а они сейчас есть!), то говорить о каких-то средних показателях неправильно. Зачем нужен средний показатель? Чтобы оценить качество жизни. Но диспропорция, разброс доходов не позволяет это сделать. Если разброс доходов значительный, то правильнее использовать медиану доходов, а не среднее.
- Может ли экономист самостоятельно посчитать средний заработок населения?
- База данных о зарплатах у нас закрыта. Я бы мог посчитать средний заработок социологически. Взял бы 10 предприятий в Курской области: частных, не очень больших и не очень маленьких,  и взял бы 5 бюджетных организаций, посмотрел бы какая средняя зарплата там и там, построил бы индекс зарплат.
Можно сделать проще: посмотреть средние зарплаты той организации, где люди хотят работать. Там зарплата, теоретически должна быть выше средней. Если там есть 21 тысяча рублей, то «средним» данным отчасти можно верить. Или открыть газету с вакансиями, вот открываю операционист в банке – 17 тыс. рублей, полная занятость – вот вам и средняя.
И совсем простой вариант: хотите узнать среднюю зарплату в регионе, узнайте, сколько получает кассир. Во всех торговых сетях зарплата кассиров примерно одинаковая. Это интенсивная работа, которая не требует высокой квалификации. Опять же 13-16 тысяч.
По моим ощущениям в нашем регионе средняя зарплата не более 17 тысяч рублей.
«Дешевле, значит - хуже»
- В Курской области одна из самых дешёвых потребительских корзин. Это хорошо или плохо?
- У нас в разных регионах в корзине разные товары. Поэтому корзина может в недостаточной мере отражать качество жизни. Какой товар берут за основу.  Например, курское молоко действительно дешевле. Но разница в ценах на молоко отражает и разницу в качестве этого молока.
Почему, например, курское молоко не экспортируется за пределы области? Ведь есть закон единой цены. Представим, что в Курской области всё действительно очень дёшево и очень качественно. А в соседней, Воронежской области,  всё очень дорого и качество ниже. Что бы мы в этом случае наблюдали? А то, что товары из Курской области везлись бы на продажу в Воронеж. Но у нас такого нет: что-то они везут к нам, что-то мы к ним. В принципе, с учетом незначительных транспортных затрат на все перемещаемые блага цены будут одинаковые. Если мы видим товар с какой-то устойчивой низкой ценой - это значит, что он просто-напросто хуже. Уровень цен нужно мерить по одинаковым или по меньшей мере сопоставимым товарам.
- Как вы оцениваете нашу потребительскую корзину, прожиточный минимум? Его размер?
- Ваш вопрос заключается в том, должно государство помогает бедным и как оно должно им помогать. Почему у какого-то пенсионера пенсия меньше прожиточного минимума? Допустим, сидел имярек всю жизнь в тюрьме. Есть у нас и такие пенсионеры. Или другая пенсионерка всю жизнь была «за мужем», стажа работы у неё нет и пенсию начислять не на что. Она, по каким-то причинам, в своё время не думала об этом. Вопрос - сколько таким пенсионерам надо платить? Они на свою пенсию не заработали. Я сторонник того, что не надо им слишком много помогать. Если мы начнём им платить  слишком много, мы, по сути, скажем: «Ребята, не работайте всю жизнь, а мы вам потом будем давать хорошую пенсию». За счёт кого? За счёт других пенсионеров? Или за счет молодого поколения? И какие сигналы система дает этому молодому поколению? Принцип «кто не работает, тот не есть» универсален для любой экономической системы.
Есть бедные по судьбе, а есть бедные стратегические. Сравним, к примеру, детей и пенсионеров. Ребенок не виноват, что родился в бедной семье. А пенсионер, если не инвалид и т.д., виноват в том, что он не заработал себе на пенсию. Так кому нужно больше оказывать помощь – детям или пенсионерам? А у нас всё сдвинуто. Сколько у нас минимальная пенсия - 5710 рублей, а пособие на ребёнка - 170 рублей. Родителям платят за факт сам рождения, разделить издержки воспитания детей государство не желает. Родили – вот вам деньги, а как вы там воспитывать будете проблемы ваши. Вы скажете, родители должны отвечать за детей, я  на это вам отвечу - дети тоже должны помогать родителям.
- Президент приказал чиновников экономить, финансирование в бюджетной сфере урезается…
- У нас о кризисе начинают говорить, когда ожидается понижение цен на нефть и на газ. Больше мы как-то особо ничего не научились качественно производить. Надо понимать, что мы жили и живем не по средствам, на нефтегазовые деньги. А они не вечны.
Кризиса, в российском традиционном понимании, не будет, будет стагнация. Это означает, что каждый год будет все чуть-чуть похуже и похуже. В мировой экономике, в принципе, всё нормально. Торможение экономического развития – наша внутренняя проблема. И она усугубляется наличием грандиозных проектов, которые мы сами не тянем. Например, отрицательное отношение населения к Олимпиаде связано с тем, что мы не настолько хорошо живём, чтобы позволить себе такие огромные расходы.
«Если будет хуже, то будет хуже всем»
- Если проблем в мировой экономике сейчас нет, то экономические последствия Олимпиады должны сказаться только на бюджетной сфере?
- Нет, если сейчас в мировой экономике все спокойно, то это не означает, что спокойно будет и завтра. Экономисты не могут ничего толком спрогнозировать на какой-то продолжительный временной отрезок. Подобные прогнозы делаются шарлатанами или чудаками. Россия очень тесно связана с мировой экономикой. Доля экспорта сырья в ВВП РФ очень высока, падают цены – падает ВВП. Нефтегазовая игла. И СССР на ней сидела, и мы сейчас сидим.
А бюджет и внебюджет тесно связаны между собой. Если поднимаются реальные зарплаты у бюджетников, во внебюджетной сфере предпринимателям приходится тоже повышать зарплаты, чтобы удержать работников. Здесь всё будет идти хоть и с некоторым отставанием, но в одном направлении. Поэтому, если будет хуже, то будет хуже всем.
Отрицательных последствий проведения Олимпиады не надо переоценивать. А то у некоторых граждан возникает ощущение некоего апокалипсиса: «сейчас пройдёт Олимпиада и всё будет совсем плохо». Каких-то резких изменений не будет. События на Украине в перспективе окажут намного большее воздействие на работу экономической системы, чем олимпиада. Но олимпиада - не единственный российский убыточный мегапроект. А надо искать эффективные проекты. Их, как правило, находит бизнес. Государство мало чем может помочь в этом деле. Может, лучшее, что оно может сделать – не мешать
Tags: Экономика у нас
Subscribe

  • Michael Hartnett

    Люблю английский юмор. Не поймешь - то ли серьезно, то ли прикол: "Не начинал он еще видишь ли ругаться..." On Those Who Stole our Cat, a…

  • P.S. I love you

    Do you want to know a secret?

  • Пол Маккартни - 75

    Сэр Джеймс Пол Макка́ртни: Про любовь: Про счастье: Про судьбу:

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments