September 27th, 2019

От 3 до 7...

Все больше идет пересудов на тему, что с уголовным судопроизводством у нас что-то не то. Все чаще появляется слово "люстрация", как будто легко будет найти 1000 честных судей взамен тех, кто потерял репутацию.
ИМХО, начинать надо не с людей, а с процедур:
1. Если общество не доверяет судьям, то для них нужно для снизить люфт в принятии решений. Для этого нужно внести изменения в УК, указать какой срок (без вилок) за какое преступление и более четко прописать, в каком случае судья может добавить к базовому сроку, когда отнять. Т.е. я выступаю за появление своеобразной таблицы, где указан тип преступления, четкое описание отягчающих и рекомендуемый срок. Таблица должна быть в свободном доступе
2. Обеспечение публичности судебного процесса. Вы же знаете как Достоевский писал свои романы, брал судебную хронику из газет и "углублялся" в психологию героев. У нас все шито-крыто, адвокаты имеют доступ к делу, а общественность нет. Я вчера, к примеру, попытался найти какую-то информацию по нашумевшему делу "железногорского маньяка" Виталия Пащевского. Ничего не нашел, ни текста судебного решения, ни обвинительного заключения, ни аргументации защиты, ни свидетельских показаний, ни, даже, фамилии судьи. И это почти по всем уголовным делам. Судебное решение вывесят, но потом, не сразу, когда резонанс уйдет, а уж о качестве текстов судебных решений, размещаемых на сайтах судов, позвольте умолчать. Газеты, я имею в виду курскую прессу, перепечатывают информацию с сайта следственного комитета, какого-то осмысленного анализа уголовных дел или репортажей из зала суда в прессе нет.
3. Отбор судей. В начале 00-х в судьи попадали, в основном, следователи, теперь судебные секретари. Подробнее: https://www.proekt.media/research/nezavisimost-sudey/?fbclid=IwAR1frSYL8Dxbm2HAlc-5HI4tE_2HWaoXdIOjd7Sb5TkeXxSV45Xvu_iX9mA Судья,по определению, человек публичный, он должен быть известен обществу. А у нас корпорации судей, прокуроров, следователей, да и адвокатов замкнуты сами в себе, окукленые, отсюда и недоверие как к уголовному судопроизводству, так и к судопроизводству вообще.