May 25th, 2019

Об антропологах, не желающих учиться

Кто-то посоветовал книжку Маршала Салинза "Экономика каменного века". Скачал, прочитал, полное ощущение дежавю.
Основной посыл - дикарь не дурак, ему просто в кайф так жить. Такое расширенное толкование полинезийского мифа, что шимпанзе умеют разговаривать. Просто они не хотят, иначе, люди заставят их работать.
Дикарю и так ништяк, работает он мало, потребности его ограничены и, вместо того, чтобы "цивилизовывать" его (это типа посыл экономистов), нужно поставить его в рамку и использовать его образ жизни в качестве примера другим (такой аватар кемероновский)

Эта нехитрая мысль размазывается по всей книге со ссылками на Маркса, Веблена и, почему-то, Чаянова. Так же активно цитируются мнения других антропологов.

Отвечу за "всю Одессу". Господа антропологи, никто никого насиловать не собирается. Нравится дикарям жить как они живут. Пусть живут как живут. Нравится вам, антропологи, как живут дикари, езжайте и живите вместе с дикарями (но что-то мало подобных примеров). А что вы меня убеждаете в том, чего сами не хотите? Это дикари хотят стать цивилизованными, поэтому и прут в европы, а обратного движения не наблюдается.
Да и предмет изучения он скорее такой, ленивый. Сидеть сбоку и подсматривать, как живут другие, это не наука. Наука начнется там, когда будут разработаны критерии оценок, почему одни живут так, а другие эдак, а сейчас у вас одно баловство

Тем не менее позволю себе ряд цитат из этой книжки:

  • Чем больше относительное число потребителей, тем больше каждый производитель (в среднем) должен работать, чтобы обеспечить приемлемый конечный продукт на душу в домохозяйстве в целом.

  • Гоббс проецировал в прошлое этнографические сообщения о том, что жизнь человека была одинокой, бедной, гнусной, грубой и краткосрочной.

  • Правило Чаянова: чем больше относительные трудовые способности домохозяйства в общине, состоящей из производственных домашних групп, тем меньше его члены работают

  • Странная иллюзия имеется у рабочих классов тех наций, которые живут под господством капиталистической цивилизации. Эта иллюзия влечет за собой целую вереницу людских и общественных бед, которые вот уже два столетия мучают несчастное человечество. Эта иллюзия — любовь к работе, бешеная страсть к работе, доводящая до полного истощения жизненные силы индивида и его потомства. Вместо того, чтобы разоблачать эту ментальную аберрацию, священники, экономисты и моралисты возвели ореол святости вокруг работы

  • Голод  как  явление  растет абсолютно и относительно по мере эволюции культуры

  • По  мере  эволюции  культуры  количество  труда  на  душу  населения увеличивается,  а  количество  досуга —  уменьшается

  • Абориген склонен скорее  устроить  одно-единственное  пиршество  из  всех  имеющихся  запасов, нежели  растягивать  их  на  скромные  трапезы,  совершаемые  от  времени  до времени

  • Охотники  устойчиво  демонстрируют вопиющую неряшливость в обращении с имуществом

  • «настоящий  кочевник —  бедный  кочевник». Подвижность и собственность несовместимы.