December 20th, 2017

Сетевые эффекты и репутации

Сеть - это обычное средство коммуникации с одной особенностью. Она позволяет транслировать умную/глупую мысль, новость или фейк с очень быстрой скоростью.

Создается иллюзия, что тот у кого больше подписчиков и, следовательно, больше возможности для трансляции выигрывает. Ан нет, если Вы дурак, то в конечно счете это будет обнаружено.
Тогда придется извиваться, говорить, что пошутил, что был неправильно понят и т.д.

Сеть быстро создает мнимые репутации и так же быстро их разрушает. Тогда чего париться по этому поводу?

Ретрансляторов всегда будеть больше, чем создателей смыслов. В сети рынок спроса и предложения работает так же как и в обычной off-line жизни. Есть спрос на качественную информацию, а предлагают чаще всего "тухлый" контент. Народ поднаестся "тухлятинки", будут формироваться институты, ранжирующие правду и полуправду, и прямую ложь.
Не удивлюсь, если через какое-то время на отдельных записях поисковые системы будут ставить какой-нибудь знак типа "осторожно, непроверенная информация" или "это восьмая фейковая запись данного юзера" и т.д.

Спрос на анонимность падает. Зачем мне читать какую-то хрень от "Курского бомонда", если я не знаю людей, стоящих за этим. Притом, что эти люди себя прячут и у них нет четко выраженной позиции. Да я просто отпишусь и все.

Такое ощущение, что у некоторых сетевых жителей комплекс наполеона. Они думают, что они могут манипулировать своими подписчиками. А это не так, втюхивая герболайф, надо понимать, что в этой игре хрень втюхивается взаимно. В результате герболайфщики превращаются в замкнутую касту, со своими приколамы, сплетнями. хербожизнью. Обычным людям они перестают быть интересны. Их репутация начинает распространяться на свое собственное хербосообщество

Впрочем, и так тоже люди живут. Только обидно, что время, затраченное на ретрансляции, могло бы быть потрачено с большей пользой

Торстейн Веблен. Выдержки из работы “Теория праздного класса”

1895 - написание “Теории праздного класса”
1899 - выход в свет “Теории праздного класса”.
“. . . непроизводительные виды деятельности высшего класса можно грубо разделить на следующие сферы: управление, военное дело, религия, спорт и развлечения” (с. 57).
“. . . практически весь ряд производственных видов деятельности развивается на основе того, что в обществе, находящемся на стадии варварства, попадает в разряд женской работы” (с. 60).
“. . . в процессе эволюции культуры возникновение праздного класса совпадает с зарождением собственности <...> где бы ни обнаруживался институт частной собственности, пусть даже в слаборазвитой форме, там процесс экономического развития носил характер борьбы за обладание имуществом” (с. 73-74).
“. . . демонстративное воздержание от труда становится <. . .> традиционным признаком превосходства в денежных успехах и общепринятым показателем степени заслуженного почета” (с. 85).
“. . . слово “праздный” не означает лень или неподвижность. Оно означает непроизводительное потребление времени” (с. 89).
“. . . от городского населения для демонстративного потребления (как стремления жить напоказ) требуется сравнительно большая часть дохода, чем от сельского<. . .>. В результате для поддержания приличного внешнего вида городскому населению в большей степени, чем сельскому, свойственна привычка жить впроголодь” (с. 122).
“. . . мы считаем вещи красивыми, так же как и полезными, где-то в прямой зависимости от того, насколько велика их цена” (с. 185).
“. . . наша социальная система в силу того, что она происходит от патриархального уклада прошлого, отводит женщине особую роль - демонстрировать платежеспособность ее семьи” (с. 193).
“. . . социальные институты должны меняться при изменении обстоятельств, так как они по своей природе представляют собой привычные способы реагирования на стимулы, которые создаются этими изменяющимися обстоятельствами. Развитие институтов есть развитие общества” (с. 201).
“. . . эволюция общества является по сути процессом адаптации, происходящим под давлением обстоятельств в умах отдельных людей, уже больше не терпящих привычного образа мысли, сложившегося в прошлом при другом стечении обстоятельств и с ними сообразующегося” (с. 203).
“. . . институт праздного класса способствует тому, чтобы люди стали консервативными, лишая их, насколько возможно, средств к существованию” (с. 212).
“. . . ученость в воображении совсем неграмотных людей в значительной мере расценивается как близкое знакомство с оккультными силами (т.е. эзотеричность образования) <. . .> ученые слои во всех общностях являются ярыми сторонниками этикета, статуса, ношения парадных одеяний, что свидетельствует об их отношении  к категории демонстративной праздности” (с. 337).
“. . . знания в области гуманитарных наук имеют тенденцию скорее понижать, чем повышать производственную эффективность общества” (с. 348).
“. . . по происхождению функция управления - хищническая, всецело присущая архаическому образу жизни праздного класса. Она заключается в осуществлении принуждения власти над населением, у которого праздный класс черпает средства к существованию”.
“. . . кредит нужен только современному конкурирующему бизнесу, но никак не современному производству”.

Цитирую по Веблен Т. Теория праздного класса. М.: Прогресс, 1984. 367 с.