March 12th, 2017

Правды нет, есть только "наши" и "не наши"

Если переиначить знаменитое данилабагровское "В чём сила, брат# в правде", то будет ли верен обратный посыл "В чём правда, брат # в силе"?
До философов эпохи Просвещения (в частности, я бы на Гоббса советовал обратить внимание) ответ - будет верным. Мир разделен на наших и не наших, с нами (нашими) сила, с ихними - слабость и позор.
Наши скоро завоюют весь мир, наши поражения определяются исключительно предательством ренегатов, которые шпионы и лазутчики изначально были. Победа будет за нашими.

Результат - война всех против всех. И людей, и семейных кланов, и стабильных-нестабильных коалиций, разновидностями которых являются государства.
Философы, социальные философы, экономисты с XVIII века пытаются решить эту проблему - построить мир без наших и не наших, без стен (вспомните знаменитую "The Wall" Pink Floyd). И есть прогресс.Он заключается в признании истины, т.е. правды. В признании того, что правду может сказать и не наш.
Не без рецидивов. Например, пустили мусульман в Европу, мексиканцев в США, хотели жить дружно. А как можно жить дружно с теми для кого нет правды, а есть деление на черное и белое. Это означает, что вы для них не наши, что вас нужно кинуть (предать, обворовать, убить, обмануть...), и весь вопрос  - на каком шаге игры. Но если он тебя кинет по любому, то с ним не нужно играть. А если он лезет, то выстраивай стену.

Это весьма непростая проблема. Отказ от полярного мышления "a-la наш - не наш" и "игра по одинаковым правилам для всех" ведет к экономическому подъему. Экономическое процветание привлекает тех, кто мышление свое менять не хочет или не может. Результатом становится подрыв системы изнутри. Народ это чувствует и приводит к власти радикало, которые строят стену и выгоняют не наших. Трам - яркий пример.

Что делать? Решение, ИМХО, только в просвещении, образовании и воспитании. Чем собственно и занимаются страны с современной экономической и политической системой. Ну и тут не все, просветить можно только того, кто хочет этого. А если не хочет он этого, то делать то чть?