November 1st, 2016

Александр Житинский. Потерянный дом

Стоял в Питере дом, большой, длинный, кооперативный,многоквартирный. Потому взял и перелетел ночью на другое место. Двоих жильцов дом с собой не взял. Один с собачкой гулял, а второй, по фамилии Демиле, гулял от жены в это время. А жена возьми да и не укажи своего супруга в качестве жильца.
Демиле превратился в Одиссея.
Был Гомер, был Джойс, теперь вот Житинский. Мне питерская одиссея Житинского показалась наиболее интересной.
Плюч куча побочных историй, непрописанных сюжетов, каких-то вклиниваний, приходов, уходов и даже инопланетян-алкоголиков. В общем 4/5 романа читал запоем.
Однако в конце автору надоел Гомер и он стал писать свою воландиаду. Расположил на чердаке многострадального дома собственную квартирку № 50, начал чуток мистифицировать и подиспортил концовку романа.
Но в целом сильно, в свое время, а это было в 80-х, Житинский прошел мимо (из нашей компании его читал только Петрович, но тот вообще все читал), а теперь вот наверстал упущенное.
Питер, он вообще круче Москвы, и это касается не только литературного процесса.