?

Log in

No account? Create an account

Курск и его окрестности

Савл, стань Павлом! Или к вопросу об организационном дизайне науки
klikunov_nd
Кто такой ученый?
Ответы на этот вопрос носят парадоксальный или шуточный характер. Шварц в своих сказках определить ученого как человека, который всегда учится. Это не совсем правильно, так как ученый это уже человек наученный.
По сети ходит следующее шутливое определение: "Ученый - это человек, которого люди, которых он считает ученым, считают, что он ученый". В этой шутке есть изначальный глубокий смысл. Собрались монахи в одном месте, скажем в Оксфорде, стали читать книги и спорить. Тот, кто дело говорил и дело делал, стал пользоваться авторитетом среди других. У него появлялись ученики, главной заслугой которых было а) то, что они не врали (а как перед Богом врать? Он же видит...) б) то, что их признал учитель и признают другие монахи. Были и конфликты, так в результате ссоры часть монахов уходит из Оксфорда и основывает Кембридж. Всё остальное - следствия. Когда наука выходит за рамки единственности пространства и времени, то возникает дизайн общения ученых между собой. Тогда ученые договариваются встречаться в таком-то месте и в такое-то время. Так возникает понятие конференции (от confer - совещаться), симпозиума (совместное потребление спиртных напитков) и другие формы. Зачем нужны конференции? Чтобы другие ученые послушали Вас и признали/не признали в качестве коллеги. А Вы, в свою очередь, их.
Ученый - это человек, который за свою жизнь сказал что-то умное и при этом небанальное. Или написал. Научный журнал - это тоже форма организационного дизайна науки. Такая, если хотите, постоянно действующая конференция. Причем важно не сколько статей Вы  написали, а что Вы написали. Чего умного и небанального Вы высказали. Если ничего, то коллеги Вас не будут цитировать, не будут ссылаться на Вас, а это означает научное забвение, в конечном счете.
Вариант развития науки в России со времен Петра Первого строится по другой логике: Ученый - это человек, которого царь назначил быть ученым. Но если в XVIII и XIX веках определенная автономия (спасибо немцам) еще существовала, то сталинский вариант научного организационного дизайна строго следует военной аналогии: собрать, а еще лучше назначить, ученых, назначить над ними командиров, над командирами командиров и т.д. Если вы такие умные - ходите строем. Тот, кто ходит строем, тому спецпайки и спецжизнь, остальные свободны. Нет, не везде было такое, у столичных и/или ведущих физиков/химиков была определенная возможность послать подальше, их терпели, так как они давали результат. А вот в так называемых общественных науках или в провинциальных учебных заведения была казарма.
В 90-х и 00-х оказалось, что царя-начальника нет, а это означало, что генералом от науки можно стать самому. И все полезли в генералы. Спрос при наличии изоляции от "науки" мировой родил соответствующее предложение. Пошли массовые защиты с какими-то дикими диссерами, появились какие-то невероятные журналы сначала просто (у нашего Ванечки свыше 500 публикаций), а потом и с накручиваемым импакт-фактором. Подумайте, в этом году ЮЗГУ планирует потратить на продвижение статей в журналах, входящих в базу Scopus, свыше 14 млн. рублей. На-хре-на? Кого обманывает руководство ЮЗГУ? Ливанова? Ну да, он же деньги выделяет. Через год-два все станут говорить, что никакой Scopus не спасает от наличия халтуры. Но зачем эти годы, зачем эти в пустоту выбрасываемые деньги?
Дизайн науки другой. Научный статус - это то, чего нельзя купить, это можно только заработать. Как там в Ньютона: "Вся моя гениальность лишь в том, что я дольше других могу высидеть за письменным столом"