?

Log in

No account? Create an account

Курск и его окрестности

Когда же МОН устроит "шмон"?
klikunov_nd
Система подготовки кадров для высшей школы в СССР была централизована. На местах почти не было диссертационных советов, чтобы защититься нужно было ехать в Москву, Питер или другой крупный город типа Воронежа или Саратова. Например, педагоги (сотрудники педагогических институтов) "паслись" в МПГУ им. Ленина, который называли "провинцией в центре Москвы". Соискательство не приветствовалось, в лучшем случае заочная аспирантура. Результатом была пусть и не очень качественная, но все же система. Представители регионов варились в одном "вареве", разбирали одни и те же концепции, спорили по одним и тем же вопросам. Та система была далеко не идеальна (возьмите к примеру Узбекистан, где была организована штамповочная фабрика по подготовке докторов экономических наук), но более-менее работала. Работала - значит посылала достоверный сигнал, кто дурак, а кто нет. Кандидатов наук было относительно мало, докторов еще меньше.
В конце 90-х совпали два события. Первое - регионализация системы подготовки кадров для высшей школы. В каждом регионе накопилась критическая масса докторов наук для создания диссертационных советов. Предметом гордости ректора каждого государственного вуза становятся собственные, читай ручные, диссертационные советы. Вначале это происходило через кооперацию - мы в ваш совет кооптируем своих докторов наук, а вы в наш своих. В результате, в конце 90-х годов случилась оказия, при которой на Дальнем Востоке при наличии десяти советов по экономическим специальностям докторов не хватало даже на один. Министерство и ВАК прикрыли эту лавочку, ограничив для доктора возможность работы только в двух советах, но было уже поздно. Образовательный МММ заработал. Инвестировали в корочки для того, чтобы с помощью корочки отбить инвестиции. Народ положительно реагировал на ученое звание, избиратели - на политика с ученой степенью, студенты - на преподавателя, конкурсные комиссии - на претендента на должность. Спрос был высок, это отражалось в росте теневых цен, в нулевых даже была ситуация, когда преподы вуза не могли защищаться, их по деньгам перебивали другие "соискатели" с более высоким статусом.
Вторым событием стало появление компьютера, сканера и, что важнее, интернета.  Раньше аспирант или докторант ходил в библиотеки, читал книжки по теме, делал выписки на листочках... Потом в свой аспирантской комнатушке натягивал веревку, на которую прищепками прикреплял эти выписки, выстраивая "on-line" последовательность, потом менял что-то, добавлял, убирал... И только пожив в этом дурдоме, садился за печатную машинку. Электронные средства коммуникации сделали эту практику неактуальной - зачем делать выписки, если можно сканировать; зачем ходить в библиотеке, если в интернете есть оцифрованные версии и замечательные опции "CTRL-C и CTRL-V". Первый массовый выпуск докторов наук как раз и случился на появлении этих опций. Ехали в Химки, на "кладбище" диссертаций, набирали подходящие, потом сканировали, отдавали исправлять ошибки (это был отдельный бизнес для ряда лиц) и комплировали тексты. После уже сами не ездили, посылали "литературных негров", еще через какое-то время вообще оцифровали все это дело и продавали по 500-800 рублей за диссер. Купил 4 диссера за 2 тыс. руб. и сляпал из них свой, ну или кто-то за тебя сляпал.
В результате этого в 00-х создалась идеальная ситуация быстрого обогащения членов ученых советов. Технически сделать диссертацию, в смысле распечатать три-четыре "кирпича" стало не сложно, главным предметом торга стало то, чтобы содержание никто не стал читать. В общем в этом и стал смысл "бизнеса на диссертациях", деньги с соискателя стали браться за то, что диссертацию не читали. Ни научный, ни оппоненты, ни завкафедрой, ни члены совета, ни "черные оппоненты" в ВАКе. Даже делались небольшие состояние на этом поприще. Всем было выгодно: и ректорам (они же курируют региональные советы), и членам диссертационных советов (сколько там "красненьких" в конвертике в этот раз положили), и членам Президиума ВАК. В дураках оказались студенты, их учить никто не собирался, и те, кто либо опоздал, либо не стал включаться в этот образовательный МММ.
Чтобы несколько снизить уровень этой вакханилии, Министерство образования и науки стало "закручивать гайки". Хотите выйти на защиту, опубликуйте минимальное количество статей в ВАКовских журналах. Отлично, создается индустрия платных публикаций в ваковских журналах. Нужен минимальный индекс Хирша и рейтинг цитируемости. Отлично, опять же создается механизм накрутки этих Хиршей и рейтингов. Современный аспирант не может представить себе ситуацию, когда за научную публикацию платят ему, а не платит он сам.
В результате сложилась ситуация значительно худшая, чем была в советской науке (не говоря уже об американской с их системой конкуренции научных школ). Поэтому и используют термин деградация. И это так, ведь если профессор ненастоящий, то таким же будет и доцент, и магистр, и бакалавр. Результат - всю систему высшего образования народ потихоньку начинает воспринимать как некую большую профанацию
Что же делать?
У меня, пожалуй, только два предложения МОНа:
1. Обязать на сайте РИНЦ и сайтах вузов всех кандидатов и докторов наук публиковать не только список своих публикаций, но и тексты своих лучших научных статей. Скажем, 7 лучших статей (ибо дурость каждого должна быть видна)
2. Отменить все эти докторские и кандидатские корочки не удастся, а вот механизм полудобровольной академической аттестации запустить можно. Выделить ключевые параметры каждого научного направления, разработать фонд контрольных заданий и проверять уровень остаточных знаний преподавателей высшей школы.
3. Регулярно организовывать систему повышения квалификации преподавателей высшей школы в ведущих московских и питерских вузах и делать это "без дураков", когда приехали, выпили, песни попели, уехали

Только вот кто будет вешать этот колокольчик на шею кошки?
Ах, да МОН скорее всего никогда шмон не устроит, не под это заточен