April 2nd, 2013

Течёт...

Волков ключ затопило, воду набрать нельзя. Все резиновые сапоги распроданы. Горы снега и ручьи. Всё как в Западной Сибири, правда там это дело в середине апреля. Паводок по всей России, Курск - в лидерах весеннего потопа.
Эту слякоть переждать с тобой, Гетера,
Я согласен, но давай-ка без торговли.
Брать сестерций с покрывающего тела
Все равно, что дранку требовать у кровли.
Протекаю, говоришь, но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я? Не бывало...
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа
Он и будет протекать на покрывало
(И. Бродский, Письма к римскому другу)

Провинциальное проклятие или рояль в кустах

В провинции всегда есть второе дно. Московское "чо надо?" воспринимается здесь как моветон. Мы, типа, люди утонченной культуры. Но никакой культуры нет, есть желание скрыть свой "скелет в шкафу". Самый главный вопрос в провинции "ты чей?" Ничьим человек здесь быть не может. А если ты чей-то, то и "танцуй под заказанную музыку".
Зачем все эти бизнес-идеи, эффективность управленческих решений, менеджмент, экономический анализ? Хрень всё это. Главное это выгородить своих. Поэтому огромные усилия тратятся на систему распознавания "свой-чужой". Выстраивание личностных отношений, вот она суть провинциального проклятия.
Нет никаких личностных отношений. Есть приверженность идее. Для бизнесменов это прибыль. И у бизнеса нет родственников, нет секса, нет национальности, нет возраста. Есть только максимизация чистой приведенной стоимости бизнес-проектов. Для сумасшедших, типа меня и других приверженцев идее образования и науки, это миссия. Но у миссии тоже нет родственников, любовниц и протеже. Есть нравственные критерии, либо Вы с нами, либо нет.
Вот в этот момент и проявляется провинциальный "рояль в кустах". Да мы конечно же с вами, мы разделяем ваши принципы и подходы, но вот тут у нас "ошибки молодости", комплексы или прошлое, которое мы лелеем.
Как там у Джона Леннона: "У каждого есть что скрывать, за исключением меня и моей обезьянки". Пора начать понимать, что рояли в кустах, все эти крышевания, протеже, кумовстово не сила, а слабость провинциального жителя. Преодоление же этого базового провинциального проклятия и позволит провинции нормально жить и развиваться, спокойно игнорируя московское "чо надо?"
images