August 9th, 2012

Муси Pussy, Муси Pussy

Году эдак девяносто пятом одна очень литературная дама зазвала меня в Центральный дом литератора на презентацию трехтомника Джеймса Джойса. Эстетическое мероприятие, на сцене сидят Виктор Ерофеев, Сергей Хоружий (переводчик знаменитого "Улисса"), другие какие-то мэтры. Презентация идет своим чередом, какая-то благопристойная дама читает рассказ "Дублинцы". Вдруг я наблюдая, что часть публики потихоньку начинает покидать зал. Объявляют, что теперь выступит Александр Бренер. Этот тип поднимается на сцену и говорит: "Когда я думаю о Джойсе у меня встает член", мало того он начинает скандировать "Джеймс Джойс", расстегивает ширинку и достает... Моя дама, не вытерпев этого издевательства над классикой, встает с места и начинает кричать в Президиум о том, что почему пустили этого придурка на сцену, если они его не уберут со сцены, то они сами придурки, потом она стала орать на меня зачем-то. На мои возражения, что это их тусовка, и нам лучше уйти, она закричала, что это пусть они уходят из литературы и проч. Для нее Центральный дом литератора был тем же, что Храм Христа Спасителя для верующих, а Хоружий и Ерофеев были патриархами. И вдруг такое. Больше всего ее возмутило, когда мне все же удалось вывести ее на улицу, что мэтры спокойной сидели и не реагировали на провокации этого Бренера

Collapse )

З.Ы. Теперь по поводу тюрьмы. Мой прогноз. Срока им дадут, но дадут всем разные срока. Минимум год, максимум два года. Но тюрьма им теперь не страшна, при такой-то известности воздействие пенитенциарных учреждений (а оно строится на том, что ты никому в этой жизни не нужен, кроме матери и пары-тройки друзей) оказывается ничтожным. Pussy Riot теперь нужны всем, и это плохо